01:40 

Before we meet...(p6)

Ник_Роан


— Вендель таскал нас за собой из края в край по всей территории США еще три месяца. Тот город, в котором остановились окончательно, проезжали раза три, не меньше. Сменили столько имен, что я лишь чудом помнил настоящие. Городом, что Вендель выбрал для нас, был Ирвайн, достаточно тихий, чтобы мы надеялись на отсутствие стай. Через неделю, устроив нас на съемной квартире, он уехал.

Я замолчал. Эмили еще некоторое время смотрела на меня мутными от подступивших слез глазами и почему-то молчала. Затем просто положила руку на спину, чуть левее позвоночника - и по ее коже побежали тонкие черные змейки. Забрав как можно больше боли, она осторожно поцеловала правое - целое - плечо и ушла из комнаты. Я зарылся носом поглубже в подушку и закрыл глаза. Есть еще время, о котором я не рассказал, и не собирался. Время, которое вспоминать было не особо приятно, но и забыть невозможно. Вину за этот период своей жизни я буду чувствовать всегда, но именно он дал окончательную форму той личности, которой я являюсь сейчас.

* * *


Квартира пропахла дешевым алкоголем, так же, как и ее хозяйка, Глэдис. Трясущимися руками она отперла дверь в комнату в конце коридора, впихнула ключ и пьяно, беззубо улыбнулась. Тот благодарно кивнул, подтолкнул меня в спину.

Залежи пыли, кучи мусора и тряпья по углам, старый кипятильник – вот вам и комната со всеми удобствами. Спасибо, что не на улице. Ноэ тоже не выглядел довольным, морщился, чуть крепче сжимая мою руку. Это было привычно. Вендель поманил меня за собой, и я, скинув рюкзак на старый пыльный диван, пошел следом. Ноэ остался в комнате.

Мы вышли на улицу, Вендель достал из кармана пачку сигарет, прикурил. Я сразу же отступил на шаг: у Ноэ чувствительный нюх, не хотелось его тревожить лишний раз. Венд бросил на меня косой взгляд, глубоко затянулся и выбросил початую сигарету в урну, несколько удивив меня этим. Кивнул на дом.

— Пацан к окну прилип. А его это не касается! – погрозил Ноэ пальцем.

Я заинтересованно склонил голову, подошел ближе, позволяя Венделю понизить голос, скрыться за шумом машин.

— Ты со своими повадками… Будто тоже немой.

— Ноэ не немой, - сразу же огрызнулся я.

Вендель пожал плечами. Три месяца он исправно заботился о своем грузе: кормил, обеспечивал ночлегом, защищал и прятал, если в том была нужда, даже достал мне сироп от кашля и аспирин – я все же подхватил бронхит в день побега. На духовное же состояние ему было плевать. Ну молчат и молчат. С немыми даже проще. Он больше испугался, когда я заговорил. А я с каждым днем все больше боялся, что Ноэ не заговорит никогда.

Повернувшись, я посмотрел на светившееся окно первого этажа, улыбнулся наблюдавшему за нами волчонку. Он тут же скрылся из виду, наверное, просто спрыгнул с подоконника. Вендель кашлянул, привлекая мое внимание, одарил меня одной из тех улыбок, которые превращали его в идиота. По крайней мере в моих глазах.

— Прости, Тим, - я скривился от очередного прилепленного глупого имени. – Ладно, я не об этом сейчас. Завтра вечером я покину город… Последние пожелания? Говори, пока я щедрый.

— Подработка. Любая.

Мужчина задумался, оглядывая меня, припоминая какие-нибудь умения, что я демонстрировал за время нашей поездки. Я пожал плечами: во мне ничего особого не было, я даже школу-то не закончил. Вендель почесал затылок, растрепав седую шевелюру больше прежнего, сокрушенно вздохнул, оглянулся по сторонам. Несмотря на то, что время близилось к одиннадцати ночи, улица и не собиралась затихать: машины сновали туда-сюда, на противоположной стороне дороги кто-то покупал проститутку… Милый район.

— Ладно… придумаю что-нибудь.

Сдержанно поблагодарив, я направился к дому. В коридоре столкнулся с Глэдис. Женщина смерила меня мутным взглядом, дрожащей рукой поправила развалившуюся прическу. Господи, ей же должно быть около тридцати, так какого черта она выглядит, как бабушка Венделя? Обдав меня вонью выгребной ямы, она спросила:

— Так тебя Тим зовут, да?..

Проигнорировав ее зашел в свою комнату, закрылся на замок. Я не такой «гладкий» как Вендель, не собираюсь любезничать с опустившимся человеком.

Ноэ пыхтел от напряжения, вытаскивая вещи из моего рюкзака. Их было не так уж много, учитывая, что половину места заняли пара тонких пледов, купленных Вендом «на всякий случай». Вот и пригодились. Диван раскладывать я не собирался: вдруг еще развалится. Просто помог Ноэ накрыть его одним из пледов, стянул кроссовки, рубашку, оставшись лишь в джинсах и оливковой футболке, лег. Ноэ устроился рядом, используя вместо подушки мое плечо. Осторожно приобняв его, чтобы не упал, я накрыл нас обоих вторым пледом, положил себе под голову свернутое в валик махровое полотенце и все ту же скомканную рубашку. Уснул почти мгновенно.

* * *


Что это?

Гром?

Взрыв?

Что за грохот?

Плечо немного затекло, но ставший уже привычным вес Ноэ исчез. Куда это он собрался? Я подорвался с дивана даже не открыв толком глаза, зашипел от легкой боли: волосы ночью зацепились за пуговицы рубашки, и вырвались с корнем. Ну, зато быстро проснулся. Ноэ нашелся у двери, рядом с опершимся на косяк Венделем, темно-карие глаза которого блестели насмешкой.

— Прости-прости! – ухмыльнулся он. – Ты так крепко спал, что пришлось просить Майки впустить меня.

— Ноэ, - поправляю я, тихо и хрипло, еще не разговорившись после сна.

— М? – Венд приподнял брови в вежливой заинтересованности.

— Ноэ, - уже громче и более внятно. – Мы уже можем пользоваться своими именами. В конце концов, мы достаточно прятались, чтобы стая потеряла наш след, ты сам так сказал.

Вендель улыбнулся, в своем обыкновении пожал плечами, оттолкнулся от косяка, подошел к дивану, потрепал меня по волосам. Я был слишком сонным, чтобы отреагировать сразу, лишь лениво уклонился от большой шершавой руки. Лишь по округлившимся от удивления глазам Ноэ понял, что произошло явно что-то не то, и лишь тогда вскинулся. Выражение моего лица заставило Венделя расхохотаться, как полоумного. Подавив детское желание обидеться на этого великовозрастного идиота, выбрался из-под пледа, бросил быстрый взгляд на Ноэ, да так и застыл, глядя на его робкую улыбку. Против воли заулыбался сам. Вендель довольно хмыкнул, поправил ветровку, направился к двери.

— Пошли, Ник.

— Куда?

Но Вендель уже скрылся. Я как можно быстрее натянул обувь, подхватил рубашку и рванул следом, но нагнал его только на улице. Он крутил в руках полупустую пачку сигарет, отчего простой серебряный перстень с гравировкой на его руке поблескивал, отражая солнечные лучи. На мгновение его руки прекратили движение, мужчина засмотрелся на выгравированный герб. Когда я приблизился, Вендель словно очнулся, сверкнул улыбкой и направился прочь, вынуждая следовать за ним. Через пару минут мы свернули в какой-то переулок, попетляли по дворам, затем прошли мимо какой-то разбитой баскетбольной площадки. Какие-то парни играли три на три, за ними наблюдала местная шпана. Кто-то в этой толпе толкал наркоту, маленькие дилеры. Я засмотрелся, отстал на пару шагов, но потом быстро догнал своего провожатого. Вендель покровительственно положил мне руку на плечо. Еще пара грязных переулков – и мы вышли к старому спортклубу. Вендель спокойно прошел мимо каких-то мрачного вида качков, толкнул дверь. Я немного прищурился, но не остановился, ведомый крепкой рукой.

— Бродяга! – гаркнул кто-то хрипловатым басом. – Вернулся-таки!

— Да нет, Тай. Так, заскочил на минутку. Вот, привел бойца.

И подтолкнул меня в спину. Я сделал по инерции еще три шага, замер почти посреди зала. Навстречу мне вышел мужчина, чем-то напоминавший ветеранов реслинга. Скептически оглядев мою тушку, даже пощупал для верности, поворачивая словно куклу. Затем веско заявил:

— Не катит.

— Да ладно, Тайсон! Ну ты-то куда?! – возмутился Вендель.

— Это ты куда? На убой его привел?! С одного удара же ляжет!

— Проверим? – а это уже я. Не понял до конца, как именно это может мне помочь, но решил довериться Венделю в последний раз.

* * *


Серия коротких ударов по корпусу, получил хук справа (не успел блокировать, в ушах зазвенело), ответил апперкотом снизу в голову, отскочил и с разворота ударил ногой. Очередной соперник, парень едва ли не старше меня, падает на пол. Люди вне периметра клетки взорвались восхищенным свистом, негодующими криками, полными адреналина воплями и гиканьем. Я старался отдышаться и устоять на ногах: колени подрагивали. У меня саднили ребра, ныл пресс, бока и бедра, и тело точно покрыто сотней синяков. Пот валился градом, заливая глаза. Но я все-таки выстоял. А тот, кто носил громкий титул «Скала» пачкал ринг слюной и кровью. Долю секунды смотрю на него, а потом, поддавшись порыву, поворачиваюсь лицом к зрителям и развожу руки в стороны, позволяя им приветствовать себя.

Странное чувство. Я пришел сюда не ради драйва, но победы все равно захватывают. Я не был лучшим из лучших, топтался где-то в серединке, ближе к концу списка. «Бои за сотню баксов», как говорил Тайсон. Он, кстати, встречал меня на выходе из клетки, сразу же отсчитывая мои семь сотен выигрыша. Четыре боя в месяц, дважды по семь сотен. Для меня – выгодная сделка. «Клетка» - это нелегальные бои без правил, Система в общем-то статичная, многие просто выбирают свой уровень и получают пинков на определенную сумму. Удобно, если копы не нагрянут: все-таки наравне с опытными бойцами там участвуют и несовершеннолетние, такие как я. Ну, без героев, конечно, тоже не обходится, правда, их, чаще всего, сразу обламывают. Забрал деньги, стянул с плеча Тайсона полотенце, вытер лицо.

— Молодец, Ник.

Молодец? Правда? Я вот в этом не был уверен. Ты не видел, Тайсон, как смотрел на меня Ноэ после первого боя. Того самого, когда мне разбили бровь, сломали нос и отпинали по ребрам. И ты не видел, как он меня провожал каждый раз, даже сегодня. Вцеплялся как клещ, приходилось по два часа уговаривать, а потом запирать в комнате, чтобы не шел следом. Он до сих пор молчал, только плакал иногда. В последнее время все реже.
Зато теперь у нас новая одежда и более-менее хорошее питание, пусть и фаст-фуд чаще всего. Одеяло и подушка. Новые обои, правда, поклеенные немного криво. Ковер, переносной холодильник и даже подержанный телик.

Вышел на улицу, поежился. Все. Теперь я никому не нужен. Накинул капюшон, чтобы спрятать «украшенное» лицо и полу бегом направился вниз по улице, туда, где был круглосуточный магазин. Продавщица привычно смерила меня пронизывающим взглядом и уткнулась в затертый глянцевый журнал. Если сперва она и побаивалась меня, то с каждым новым днем все чаще я ловил себя на мысли, что скоро начнет отчитывать за каждый раз, как я прихожу избитым, подобно какой-нибудь родственнице. Я неловко поежился, но через пару минут уже и думать о ней забыл, выбирая между куриным филе и рыбой. Набрав всего и побольше, поспешил домой.

Ноэ не спал, впрочем, как и всегда в дни моих боев. Он встретил меня на пороге нашей комнаты, просканировал взглядом, оценивая масштабы катастрофы.

— Я в порядке, - выдохнул я немного сипло: сегодняшний соперник пытался меня придушить.

Ноэ кивнул: подобное было уже в порядке вещей. Принято как факт, и обжалованью не подлежало. Но из раза в раз он проверял насколько мое «в порядке» отличается от общепринятого.

— Есть хочешь? – второй кивок.

Я тяжело вздохнул, подошел к нему, присел на корточки, заглянул в глаза. Ноэ смотрел чуть удивленно, настороженно, особенно когда я, тяжело вздохнув, положил руку ему на плечо.

— Эй, Ноэ, ты слишком серьезный сегодня, - волчонок скептически приподнял брови, глядя на то, как я пытаюсь улыбнуться разбитыми губами. – Ладно, хорошо, давай поговорим по-другому. Хотя, наверное, еще рано… Велес, не мне это говорить!

Я встал, подхватил пакет с продуктами, отправился на кухню. Судя по тихим шажкам, Ноэ направился следом за мной, желая все-таки услышать то, что я недоговорил. Забрался на стул, принялся вытаскивать продукты, раскладывая на столе. Я подхватил овощи и фарш, перетащил поближе к себе, принимаясь за готовку – время шло к полуночи, а Ноэ еще не ужинал, так что в моих планах было сотворить что-то сытное, но не особо тяжелое, и, определенно, вкусное. Не отвлекаясь от нарезки помидоров, все-таки заставил себя говорить. Тема была, можно сказать, сродни прогулке по минному полю, так что я старался подбирать слова как можно более осторожно. Правда уверенность исчезла с первым словом, когда рука Ноэ застыла в воздухе прямо над пухлым пакетом с полуфабрикатами из рыбы.

— Прости меня, но… я, наверное, никогда не смогу понять хотя бы приблизительно, что ты чувствовал все это время, и что сейчас… но я очень волнуюсь за тебя. Постоянно. И очень боюсь твоего молчания. Мне было бы проще, если бы ты постарался… Просто… поговори со мной.

Ноэ опустил голову, уставился на свои пальцы, которыми расковырял дырку в шортах, но промолчал. Как всегда. Не понимаю, чего я ждал тогда. Ладно… Ладно.

* * *


— Сегодня особый бой, мальчик, - вещал Тайсон, обматывая мою правую руку бинтами. – Победишь – выйдешь в высшую лигу. Больше не будешь перебиваться сотнями, заживешь…

Его бас сливался с фоновым шумом, не раздражая, почти не привлекая внимания. Я откинулся спиной на холодную стену раздевалки, принадлежавшей разорившейся спортшколе. Ее определили как место боев этого месяца. Безразлично уставившись на рвано моргающую лампу дневного света, я понял, что безнадежно устал.

Один бой каждые две недели. Одними ушибами никто не ограничивался: не так давно меня наградили серьезным растяжением, и теперь Тайсону приходилось обматывать правую руку куда крепче. А горло до сих пор беспокоит с прошлого боя. Я не долбаный мишка, восстанавливаться не успевал… И уже пару раз замечал, как Ноэ пытался тайком вытягивать мою боль. Мальчик рос слишком быстро.

Тайсон закончил свое дело, потрепал меня по плечу.

— Все, герой, подъем.

Встал, попрыгал, пару раз ударил по воздуху, разогреваясь. Затем, вслед за тренером, на арену, как гладиатор.

На потеху толпе.

В клетке уже ждет соперник. Поджарый, чуть крупнее меня, смуглый брюнет. Мускулы литые, но не качок. Такое тело обретают в драках, а не в тренажерных залах. Шальной взгляд и предвкушающая улыбка обещали мне долгое и качественное веселье. Кажется, домой я буду ползти… зашел внутрь, переждал представление и, наконец, бой.

Мой противник, которого представили Хароном, не заставил себя долго ждать: сразу сорвался с места, пытаясь пробить мне справа в челюсть. Удар выносной, и если бы я не успел поднырнуть под руку – продул бы сразу, наверное, как и многие до меня. Наверное, он даже немного удивился, когда вдобавок ко всему ответил прямым в солнышко. Он на мгновение выпучил глаза, но быстро взял себя в руки, принялся осыпать градом ударов, но только кулаками, ноги не использовал. Либо специализировался на боксе, либо недооценил…

Я блокировал как мог, забив на атаку, но три или четыре раза пропустил, один раз практически почувствовал, как хрустнуло одно из ребер. Харон постепенно зажимал меня в угол, но… мне показалось, или с поврежденной стороны его удары стали осторожнее? Что ж, даже если это и не соответствовало действительности, то мне ничто не мешало проверить свои догадки на практике. Убрал блок сразу же награждая его коротким хуком справа. Харон на мгновение замешкался, а я в это время поднырнул под его рукой, обходя, и, одновременно с тем с разворота ударил левой ногой по голове. Он качнулся вперед, но на ногах устоял. Тряхнул головой, повернулся ко мне, сверкая ярко-голубой радужкой. Оборотень!
Вся решимость испарилась сразу же, меня охватила паника, Естественно, что Харон это почуял, но вот только отреагировать не успел: в помещение ввалились копы, поднялся шум. Мы с Хароном были в наихудшем из положений: заперты в клетке, и открывать ее никто не собирался. Оборотень оглянулся по сторонам, повернулся ко мне. Я кивнул ему на прутья клетки, демонстративно отвернулся. Короткий скрежет – и Харон выскочил наружу. Я рванул следом.

Искать Тайсона не было смысла, он ушел практически в первых рядах, на досрочном освобождении лучше не попадаться. Мне же пришлось слиться с толпой, чтобы оказаться на улице. Дальше главное – потеряться. Я бежал до тех пор, пока не исчезли последние звуки облавы. Завалился в какой-то закоулок между домами, сполз по стене на грязный асфальт. Больно было даже дышать. Не удивлюсь, если ребро все-таки сломано. Плечи, руки, бока – все в синяках. Правда расслабиться сейчас более чем опасно, нужно встать и добраться до дома. Что дальше? Переехать, забыть свое имя, спрятаться – все по новой.

— Хэй, друг! Живой там?

Я поднял голову, увидел Харона. Мысли постепенно прояснялись, я оттолкнулся от земли, оперся рукой на стену, попытался встать, но безуспешно. Ребра сдавило так, что я едва не прослезился. Против воли вырвалось:

— Рябины на тебя мало…

— Значит, не друг, - оскалился Харон. – Охотник. То-то я смотрю… Прибить тебя что ли?

Оттолкнулся от стены, что была мне опорой, покачнулся, но устоял. Ноги почти не держат… Ладно, потом, когда разберусь с насущными проблемами. Морщась, принял боевую стойку. Харон расплылся в предвкушающей ухмылке. Я замахнулся, но вместо того, чтобы ударить, навалился на него. Он подхватил мое падающее тело чисто инстинктивно, застыл в замешательстве. Все, я вымотан.

— Ноэ…

* * *


Ноэ открыл только услышав мой голос. Притом, я даже не представляю, как он понял, что это сипение принадлежит мне. Зато потом, только увидев моего спутника/гостя/поводыря и иже с ними, отпрыгнул на другой конец коридора, злобно сверкнул желтой радужкой. Харон споткнулся, едва не уронив меня, выпучил глаза.

— Волчонок?

Я злобно ткнул ему кулаком в бок.

— Еще громче заори, дебил.

—Я бы попросил не возмущаться, учитывая, что это я тебя тащил всю дорогу. И с хера ли с тобой щенок? Пощадил при облаве?

Ноэ оскалился? О да. Похоже, он был более чем зол.

— Шаман.

— Кто? – непонимающий взгляд переместился на меня.

— Я шаман, тупое ты создание!

Злости хватило на то, чтобы вырваться из его хватки и сделать пару шагов. Потом же я позорно плюхнулся на колени. Ноэ тут же оказался рядом, поддерживая за плечи и не давая ткнуться носом в пол. Положив голову ему на плечо, я сонно прикрыл глаза, не сразу обратив внимание на робкое но довольно злобное рычание. Потом из последних сил взял себя в руки, посмотрел на Ноэ. Тот по-прежнему не сводил желтых глаз с Харона, более чем недовольный его назойливым присутствием.

— О, - я повернул голову, чтобы краем глаза видеть гостя, как-то бездумно пробормотал. - Спасибо. Свободен.

И на четвереньках пополз к нашей комнате. В голове лениво ворочались мысли о том, когда же Глэдис в последний раз делала уборку в доме. Когда она вообще в последний раз дома была? Где-то неделю назад свалила к очередному ухажеру-собутыльнику… Вскоре появился Ноэ, помог забраться на кровать. Значит, Харон ушел. Я плюхнулся на диван прямо в одежде, разве что от кроссовок избавился. На грани тяжелого, мутного сна как дуновение ветра – мимолетное облегчение: Ноэ опять забирает мою боль. Глупый…

* * *


Если бы я пил, то утро можно было бы назвать похмельным. Ныло все тело, а от любого движения в голове звенело. Тем не менее, я чувствовал себя гораздо лучше, чем должен бы. Неужели Ноэ? Но, судя по всему, рядом его не было… Прежде, чем я начал волноваться, приоткрылась дверь, волчонок прошмыгнул внутрь, забрался на диван, потянулся ко мне. Я перехватил его руку, не давая себя коснуться. Ноэ вздрогнул от неожиданности, уставился на меня широко распахнутыми глазами.

— Не надо. Я в порядке.

Поначалу Ноэ отрицательно замотал головой, но под моим упрямым взглядом смирился. Сполз на пол, поправил футболку, мотнул головой в сторону двери. Я улыбнулся, с некоторым трудом смог сесть.

— Да, ты прав, пора бы поесть.

Волчонок деловито кивнул, дождался пока я встану и пойду за ним на кухню.

Стоило нам выйти в коридор, как входная дверь распахнулась, а на пороге застыл Харон. Я рванул Ноэ за плечо, заслоняя собой. Волчонок перехватил мою руку, вцепился в нее, царапая своими когтями. Харон проигнорировал нашу реакцию, отступил на полшага назад, наклонился, подхватил с крыльца бумажный пакет, набитый продуктами, что принес с собой, вошел в дом.

— Вы бы хоть дверь на ночь закрывали, ребята.

— Какого черта ты сюда явился?!

— Ну… Я принес еду! – он потряс пакетом. – Где у вас кухня?

Я подавился воздухом, усилием воли подавил желание швырнуть в незваного гостя что-нибудь потяжелее, указал ему на выход: пусть убирается туда, откуда пришел. Харон широко улыбнулся, повел носом, в очередной раз игнорируя меня, как хозяина, и бодрым шагом направился в ближайшую комнату. Стиснув зубы, я приобнял Ноэ за плечи, пошел следом. Харон окинул кухню чуть брезгливым взглядом, удивленно присвистнул:

— Ну и свинарник же у вас! Тараканы еще не завелись?

— Не беспокойся, они разрешают мне пользоваться холодильником.

— Ха! А ты шутник…

Пока Харон освобождал стол от крошек и старых коробок из-под пиццы, я стоял в дверном проеме и наблюдал за ним. Очистив немного места, он принялся выкладывать продукты. Большая коробка сока, три бургера, какие-то полуфабрикаты… на яблоках моя выдержка полетела к чертям. Отлепившись от косяка, вошел в кухню, поинтересовался:

— С какого тополя ты рухнул, Харон?

.

— Прости? – я непонимающе нахмурился.

Парень сверкнул улыбкой, повторил:

— Аарон. Меня зовут Аарон.

— То есть, с кличкой ты не заморачивался… Ладно, мне плевать на то, как там тебя зовут, - устало потер переносицу, - я просто хочу, чтобы ты убрался прочь из моей квартиры.

— Ну не будь таким злобным! Мы просто хотим подружиться с соседями.

Вот оно. Паника накрывает девятым валом, но – спасибо Вендель, обязательно попрошу за тебя при случае – сознание только прояснилось. Толкнул Ноэ в коридор.

— Собери рюкзаки, быстро.

Волчонок кивнул, метнулся в комнату. Я в это время схватил из мойки полупустую бутылку «Джека», встал так, чтобы при необходимости загородить оборотню путь и дать уйти хотя бы Ноэ. В этот раз, похоже, Аарон все-таки решил обратить на меня свое внимание. Отложив в сторону гроздь бананов, что держал в руках, он посмотрел на меня, насмешливо ухмыляясь.

— Серьезно? Ты этим меня хочешь задержать?

В ответ – широкая ухмылка. Простой, не слишком-то привлекательный браслет – деревянные «косточки» на резинке – свободной рукой перетащил с запястья на бутыль, ближе к донышку. Перехватил свое оружие подобно бите, за горлышко, не обращая внимания на просочившийся из-под крышки виски, тонкими ручейками потекший по рукам. Внешне я смотрелся все так же нелепо, но вот то, что браслет Венд самолично вырезал из рябины, ощутимо прибавило очков к качеству. Аарон шумно выдохнул, скрестил руки на груди, не торопясь что-то предпринимать. Где-то с полминуты мы прожигали друг друга взглядами, пока он, наконец, не выдержал.

— Ладно, - пожал он плечами с таким видом, словно делал мне одолжение. – Что происходит? Чего ты так всполошился?

— Ты сдал меня своей стае, дебил.

— Слушай, ну это же азы вежливого поведения: альфы соседних стай знакомятся, оценивают друг друга и тому подобное…

— Боюсь, во мне ни капли вежливости.

Аарон нахмурился, на его скулах заиграли желваки. Оборотень с явным трудом подавил желание вцепиться мне в горло. В который раз. И все же, когда он заговорил снова, в его голосе начали проскальзывать угрожающие рычащие ноты.

— Я бы не советовал паясничать по поводу того, что тебя вообще никаким боком не касается, человечек. Это я буду обсуждать не с тобой, а с твоей альфой.

— Ага, - активно закивал я, - определенно. Тебе как, аконитом помочь, али сам справишься? – отступил на шаг, прогнулся в спине, выглядывая в коридор: - Ноэ, поторапливайся!

В ответ на мой вопль в комнате что-то грохнулось. Аарон вытянул шею, заинтересованно прислушиваясь. Я злобно оскалился в его сторону, на что он только недовольно поморщился, словно я был не более, чем назойливая муха. А еще через пару секунд мои последние слова, похоже, достигли его ушей. Он моргнул, словно только что включился, как тот гребаный робот из фильма, что я позавчера брал в видеопрокате, уставился на меня.

— Аконит? Стоп. Где твоя альфа?

Опять что-то грохнулось, хлопнула дверь. Топот маленьких ножек – кроссовки скользят на гладком полу. Ноэ дернул меня за полу рубашки, впихнул в свободную ладонь шлейку рюкзака. И время сорвалось с места в карьер. Я швырнул бутылку в Аарона, одновременно с тем закинул рюкзак на плечо и, схватив Ноэ за руку, ломанулся прочь. Аарон инстинктивно увернулся от брошенного снаряда, и бутыль, грохнувшись о стену, обдала его ноги осколками стекла и остатками виски. Выругавшись, он перепрыгнул стол и погнался следом.

Я старался держаться людных улиц, чтобы Аарон не мог бежать во всю свою оборотническую силу. Как назло не останавливалось ни одного такси, да что там, возможности скрыться фактически не было – все равно выследил бы по запаху. Дажьбог, Один, Будда, Аллах, ну хоть кто-то! Взгляд зацепился за лавку индийских сувениров. Если я правильно понимаю, то в таких местах всегда жгут какие-нибудь благовония, да и пряностей должно быть полно… Предупредил Ноэ прикрыть нос и с разбегу влетел в дверь, едва не сбив с ног миниатюрную индуску. Задыхаясь после гонки, спросил:

— Можно у вас спрятаться?

Девушка, ясное дело, испугалась моего напора, отшатнулась, прижав руки к груди и хлопая ресницами. Даже вцепившийся в мою ладонь Ноэ, казалось, не успокоил ее, а заставил нервничать сильнее. За нее мне ответил другой – мужчина индус, вышедший из подсобного помещения, скорее всего отец, да и владелец лавки. Его невозмутимость и легкий акцент подействовали на меня странным образом успокаивающе, да что там – Ноэ и его дочь тоже сразу расслабились.

— Что же ты молчишь, Ясмин? Нельзя отказывать в помощи, - и повернулся ко мне. – Я – Садхир Рам, хозяин «Цветка Лотоса». Можешь звать меня просто Садхир, юный друг. Оставайтесь сколько угодно.

Он широко развел руки, приглашая нас. В том, как его голова склонилась в едва заметном поклоне, мне угадывались долгие годы, что мужчина провел за родным прилавком, обслуживая многочисленных посетителей. Благодарно, но все еще немного нервно улыбнувшись, я подтолкнул Ноэ в спину, направил к дивану, заваленному яркими подушками. Волчонок поморщился: на стеклянном столике в глиняном кувшинчике – не больше яблока по размеру – дымили палочки благовоний, но это не помешало ему увлеченно разглядывать обстановку. Ясмин тенью скользнула в подсобку, скорее всего за какой-нибудь снедью, хотя это было лишь мое предположение. Садхир проводил ее взглядом, затем вновь повернулся ко мне, и уже начал, было, что-то говорить…

Тренькнул колокольчик, что висел над дверью, и еще до того, как новый посетитель вошел, я услышал как он оглушительно чихнул и до обидного знакомым голосом произнес:

ru.wikipedia.org/wiki/Хан_Нуньен_Сингх , твои палочки-вонючки убивают мой нюх!

В голове что-то оглушительно бухнуло, ударив по организму чистой паникой, разум отключился, оставляя место лишь инстинктам и полу осознанным действиям. Я резко соскочил с дивана, не отрывая глаз от гостя. Вцепившийся в мою куртку Ноэ по инерции полетел вперед, но я успел перехватить его и притянуть к себе, пряча на своей груди. Левой рукой, наплевав на горячие угольки, схватил кувшинчик благовоний и со всей дури врезал по столешнице. Она была толстой, и руку прошило болью от запястья к плечу, но одного удара оказалось достаточно, чтобы пол оказался усыпан осколками, мелкой глиняной крошкой. Пара сломанных черных палочек продолжала горько чадить.

Схватив один из самых крупных – величиной примерно с мою ладонь – сжал как можно крепче, не обращая внимания на побежавшие по пальцам ручейки крови. Оскалился по-человечески бессмысленно и по-звериному отчаянно. Внезапный девичий вскрик прошелся по нервам дополнительным электрошоком, я дернулся в сторону, так, чтобы видеть всех троих: ошарашенного Аарона, встревоженного Садхира и испуганную Ясмин; застыл в полуприсяде, обнимая и укрывая Ноэ правой рукой. Волчонок и сам вжимался в меня с такой силой, что я чувствовал, как его сердце бьется в груди испуганной пташкой.

Садхир протянул дочери руку.

— Иди ко мне, Ясмин. Медленно.

Девушка осторожно, не сводя с меня взгляда, двинулась к отцу, и, не дойдя буквально пары шагов, оступилась, вскрикнула. Рам молниеносно подхватил ее под локоток и рванул к себе, сразу же заталкивая за спину, на всякий случай – я ведь тоже дернулся. Ясмин – дрожащая, пугливая, ребенок еще – прижалась к своему единственному защитнику и затихла. Совсем как Ноэ. Ноэ… прости меня, Ноэ.

Аарон поднял руки в успокаивающем жесте, будто я был не более чем рычащая собака, сделал к нам маленький шажок. И еще один. А потом заговорил, тихо, спокойно, уверенно. Пара слов – шажок, пара слов – еще шажок.

— Слушай, парень, не торопись. Вам никто ничего не сделает, слово даю… Твою мать!

Отскочил, чуть более удивленный, даже испуганный, чуть менее несерьезный. Я досадливо цыкнул: осколок пролетел мимо цели, даже не задев. Пока они приходили в себя, я подобрал второй осколок, чуть поменьше. Пальцы уже почти не сжимались, да и скользили, словом, разоружить меня было делом двух секунд, но это, наверное, было понятно только мне, иначе, почему они еще ничего не предприняли?

И все же Аарон напряженно что-то обдумывал, и то, как он иногда задерживался взглядом на осколках у моих ног, а потом переводил взгляд на тот, который был в руке… Он определенно понимал, что себе я врежу гораздо больше, чем могу навредить им. И Аарон отступил. Буквально: отошел к самой двери, двигаясь спиной вперед и продолжая смотреть на меня. Только у двери достал мобильный телефон и сбросил кому-то вызов.

А через некоторое время в нашей трагикомедии появились новые лица.

уже отошли за стойку, Аарон все так же подпирал дверной косяк. Ноэ, не вылезая из-под руки, повернулся лицом к залу, мрачно оглядывая чужих и устроенные мной разрушения. Больше всего ему не нравилось, в каком состоянии был я: дрожащий от непрерывного напряжения, с трясущимися руками… откровенно говоря, беспомощный и бесполезный. Я не смог собраться даже когда появилась Она.

Она вошла в зал спокойной походкой хозяина, буквально вбивая меня в пол царапающими серыми глазами. Вокруг стало как-то много всего: прогорклый запах благовоний забивался в ноздри с такой резкостью, что слезились глаза и болела голова, вспоротую стеклом руку все-таки свело судорогой, кондиционер за спиной гудел как реактивный самолет, а Садхир смотрел на меня с откровенной и обидной жалостью. Вроде бы тихий звон колокольчика вбил огромный ржавый гвоздь мне в темечко – это Аарон вышел на улицу. Что происходит?

Девушка остановилась в пяти шагах от меня, заправила за ухо длинную светло-русую прядь, скрестила руки на груди, отчего Эйнштейн на ее майке скривился в еще более гротескной гримасе. Несколько минут она молча рассматривала меня, затем оценивающе оглядела Ноэ, отчего тот шевельнулся, еще сильнее опираясь на меня. Готов поспорить, он уже пожалел, что чуть раньше поддался детскому любопытству и повернулся. Незнакомка чему-то довольно ухмыльнулась, почти сразу же спохватилась и переплавила ухмылку в располагающую улыбку, опустилась на корточки.

— Я – , - произнесла она, и позволила радужке залиться алым. – Альфа.

— Ник, - выпалил я прежде, чем успел сообразить, но фамилию все-таки успел схватить «за хвост», и подобно булыжнику рухнуло, - Роан.

Вивьен кивнула, приняла к сведению. Вот что-что, а принимать каждое новое имя как данное при рождении Вендель нас научил. Полезный навык от прожженного жизнью охотника на нечисть. Ноэ легко царапнул меня коготками, дав знак, что готов запомнить каждое мое слово: новое имя – новая биография. Запомнить, не перепутать, принять как непреложную истину. Идеальная схема. Дай бог. Чтобы не пригодилась… Ан нет, альфа, кажется, была настроена на содержательную беседу.

— Аарон сказал мне, что ты шаман… - в голосе четко выверенная доза сомнения, не допускающая игнорирования.

— И что тебе не так?

— Для шамана ты как-то агрессивно на оборотней реагируешь. Вот только избирательно как-то… - и опять этот взгляд на Ноэ. Будто утюг себе выбирает, честное слово!

— Он мой брат, - как отрубил. – Остальное не ваше дело.

И снова кивок. Какое одолжение, едрит твою через колено! Злость возвращалась сильнее, чем прежде, даже слабость ненадолго отступила. Вивьен склонила голову к плечу, немного более заинтересованная. Встала, одернула майку.

— Идем.

— С чего бы? – горло пересохло, голос стал сиплым.

Вивьен уже была у двери, и я подумал, что меня проигнорируют, но она повернула голову и с улыбкой произнесла:

— Не то что бы у тебя был выбор… Правда ведь? Но ни я, ни моя стая не причиним вреда тебе и твоему брату. Слово альфы. Ты ведь не откажешься от еды и крыши над головой?

Бесплатный сыр – в мышеловке, да, знаю. Но выбора у меня попросту не было. Тем более, что слово альфы – единственное, во что я могу поверить, пусть и с натяжкой. Медленно – сказывалось долгое время, проведенное в одной позе, – я встал, приобнял Ноэ за плечи, и пошел за ней. Свой глупый, опасный, наверное, только для меня самого стеклянный «клинок» я так и не выпустил.

* * *


Что я там себе представлял? Особняк? Пентхауз? Пара этажей в VIP-высотке? Как выяснилось – недостроенный лофт. Главное – огромное количество места, где я искренне надеялся потеряться. Навстречу Вивьен вышла Снежная Королева: тонкая, хрупкая девушка с платиновыми волосами, светлой кожей и высокомерием в темных как полярная ночь глазах. Еще одна волчица. Вивьен, отреагировав, скорее, на вопросительный взгляд своей беты, чем на меня, небрежно представила нас друг другу.

— Это Ник и Ноэ, находка Аарона, - я прикрыл глаза, пережидая очередную волну ярости. Не вовремя. – А это . Моя пара.

Вот как? Это… неожиданно. И удивительно. Пожалуй, я впервые встречал пару такого рода.

Остин чуть склонила голову, разглядывая меня, а потом произнесла так тихо, что я едва услышал:

— Он пачкает паркет, - о, как мило. У меня, видите ли, кровь идет.

— Ты не слишком-то гостеприимна, дорогая. Впрочем, как и всегда.

Густой мужской баритон застал меня врасплох. Я шарахнулся было назад, но шедший позади Аарон положил мне на плечи ладони, придержал. В коридор вышел мужчина лет сорока, чем-то неуловимо похожий на Вивьен. Подтянутый, строгий. Стальной. Лишь его глаза, серо-зеленые, уставшие, выдавали скупые эмоции. Он поприветствовал нас кивком, а Вивьен недовольно хмыкнула, подошла к Остин, возможно, несколько демонстративно приобняла за талию, и поднялась с ней на второй этаж. Мужчина дернул уголком губ в намеке на улыбку, проводив ее взглядом, а затем поманил нас за собой. Аарон пошел следом, наверное, в попытке хоть как-то облегчить переселение.

Мы вошли в довольно уютный на мой взгляд кабинет, с мебелью темной кожи и полками книг от пола до потолка. Ближе к окну стоял старинный дубовый стол, эдакий царь комнаты, и именно к нему направился незнакомец, вытащил из верхнего ящика аптечку и передал ее Аарону, а сам обратил внимание на нас.

— Ты позволишь мне помочь твоему брату? – поинтересовался он у Ноэ, присаживаясь на корточки, а когда тот кивнул, поднял глаза на меня: - Позволь мне.

Он осторожно обхватил мое запястье одной рукой, а другой на удивление бережно принялся разгибать пальцы, приговаривая: «Вот так… Осторожнее… Тише, тише», а затем забрал осколок и небрежно отшвырнул его прочь, сразу же сосредотачиваясь на ранах. И пусть мне весь день предстояло с кем-то знакомиться, отыгрывать роль неприрученной зверушки и следить, чтобы никто не приблизился к Ноэ на опасное расстояние, я навсегда запомнил этот шепот, эту искреннюю с первых секунд заботу и его склоненную голову, и руки, запачканные моей кровью.

Так я познакомился с .

Картер Аспэн был респектабельным адвокатом с парой десятков грамот в лаконичных черных рамочках и единственным человеком в стае.
Как я узнал позже, из первых уст, в свое время он заключил взаимовыгодный брак с достойной женщиной, не лишенной яркой внешности, и неожиданно для себя оказался парой. Той самой, единственной на всю жизнь. Патриция, его Триш, была альфа-волчицей и вела за собой сильную стаю, от которой малышке Вивьен остались жалкие крохи, из тех, кому не было за кем идти. Все-таки, Вив не из тех, кто становится альфой по наследию. Она вырвала себе силу вместе с гортанью матери.

В их доме я прожил около полутора года, и никогда не назову это время лучшим в жизни.

Стая Вивьен была маленькой, что существенно сузило их территорию, но лично я познакомился только с близким окружением, а точнее – с теми, кто жил в доме. Кроме Аарона, который постоянно куда-то пропадал, и Остин, предпочитавшей сидеть в своей комнате, я встретил только Марка и Ллойда, причем у последнего глаза полыхали голубизной явно не первый месяц. Марк был разбитным байкером, наследником богатой двоюродной тетушки, которая собиралась преставиться вот уже последние пять лет, и на все проблемы ему было с высокой колокольни. Ллойд же работал на Картера, поэтому предпочитал с утра понедельника по вечер пятницы носить лицо зацикленного на юриспруденции сноба, но вот в свободное время… Я был не удивлен, когда, спустя три месяца жизни с этой чокнутой стаей узнал, что именно тихоня-Ллойд встал между Остин и Вивьен на правах любовника последней.

Наверное, именно тот вечер, когда налакавшаяся вдрызг (и как ей удалось-то?) Остин рыдала в подушку в нашей с Ноэ комнате и жаловалась, заставил меня окончательно пересмотреть свое мнение о ней. Острая как игла и жгучая как серная кислота, но в то же время нежная и сдержанная. Ранимая и пугливая, но скрытная и гордая. Прекрасное создание, разделившее мир на «важно» и «меня не касается». Глупая девочка, принявшая как данность то, во что превратило насильственное обращение ее прошлую жизнь студентки и маминой доченьки. Такая слабая.
На следующий день Остин – скорее всего в благодарность – взяла на себя обязанность три раза в неделю, в понедельник, среду и пятницу, забирать меня из школы, куда я попал заботами Картера, и отвозить в уже знакомую индийскую лавку. Оказывается, Садхир был шаманом стаи. Ну, по сути, эта роль принадлежала Ясмин, именно на ее запястье раскрылся цветок-трискелион, но недостаточные знания и юные лета не позволяли взять ее на себя. Все возникавшие вопросы, как и обучение дочери, а позже и меня, Садхир (Сидх, как называл его фанат Стар Трека Аарон) взял на себя. Именно от него я впервые услышал слово «советник».

Стая очень ловко подмяла меня под свой быт: недели, делившиеся на «запарка» и «выходные», скупое общение и даже Ноэ… мой Ноэ, на которого попросту не хватало времени, разве что только спать мы продолжали в одной постели, так, только чтобы не забыть, как нуждаемся друг в друге. А на следующее утро меня снова забирала чужая жизнь, учеба понедельника-пятницы или гулянки субботы-воскресенья, а Ноэ цеплялся за Картера – единственного, кому я научил себя доверять. В них обоих была тоска по мне или моей жизни, но когда малыш боялся – мужчина хранил надежду.

Все закончилось через четыре месяца после моего семнадцатилетия.

Мы вывалились из очередного клуба, где я большую часть времени был вынужден наблюдать за тем, как Ллойд тискает грудь своей альфы, пока Остин стремилась забыться в танце, а Марк доставал бармена. Вечеринка, откровенно говоря, выдалась поганой, так что долго мы не просидели, и теперь бодро шагали по направлению к «The globe», в конце концов, не все же еще потеряно?!

Ничего не получилось.

Я знал, что с того момента как Вивьен получила силу альфы на территорию стаи неоднократно покушались, да и сам однажды поучаствовал в такой разборке, вот только… только сейчас был совершенно другой случай.

Ллойд по-хозяйски обнял Вивьен и Остин за плечи, и развязно шутил. Вив, в свою очередь, за его спиной сжала ладошку пары в своей фирменной «не обижайся»-манере, отчего плетшийся позади них Марк подарил мне гнусную ухмылочку – он гордился тем сумасшествием, что творилось. Я ответил ему хмурым взглядом, в очередной раз давя мысль заорать на них или кому-нибудь врезать. Со дворов несло помоями, слышались вопли дерущихся котов.

Откуда вывалился этот щенок я понять так и не смог.

Лет двенадцать на вид, взъерошенный, грязный, с дикими янтарными глазищами.

Выскочил прямо на Ллойда и девочек, и если Остин, взвизгнув от неожиданности, отпрыгнула в сторону, то Ллойд ударил со всей дури. Мальчишка отлетел к стене, сполз на землю, но ненадолго: вскочил практически сразу и снова кинулся напролом, буквально чудом проскочив у Ллойда под рукой, но нарываясь на когти Марка. И опять…

Он был как заведенный, и парни откидывали его раз за разом, достаточно быстро войдя во вкус, играя довольно жестоко, но, впрочем, не причиняя серьезного вреда. Вивьен наблюдала за этим со смесью гордости и довольства, но потом, глянув на Остин, жавшуюся ко мне, решила, что пора внести разнообразие. Вив подозвала ее и, кокетливо убрав за ушко пепельную прядку, что-то зашептала. Остин побледнела как полотно, но все-же отрывисто кивнула и какой-то деревянной походкой направилась к парням. Ллойд отошел в сторону, уступая место, как раз в тот момент, когда мальчишка встал в очередной раз.

Я с ужасом наблюдал как он бросается в очередной раз – уже на Остин – и с воем отлетает обратно, прижимая руки к животу.
Он скрутился на земле, скуля от боли и страха, а эти трое… они просто стояли над ним, и понимание того, что мальчишка не регенерирует, что он умирает, медленно проступало на их лицах. Остин беспомощно посмотрела на меня за секунду до того, как Вив бросилась к ним, рыча и приказывая убираться. Прочь! Прочь!.. Она кричала и мне, вернее, на меня, потому что я не побежал как эти трусливые псы.

Я упал на колени рядом с мальчишкой, силой перевернул его на спину. Отбежавшая на пару шагов Вив вынужденно вернулась назад, вцепилась в футболку и потянула на себя, но я только сбросил ее руки и приказал убираться к чертям. Увидевший альфу мальчишка заскулил громче, засучил ногами, что изрядно мешало, поэтому я попросту на них сел и принялся отдирать руки от окровавленной футболки. Я и сам был едва ли не на грани паники, отчего злился и на мальчишку, и на себя, и на суку Вив. Окончательно потеряв терпение, попросту встряхнул его за плечи, как набитую опилками игрушку, знатно приложив затылком об асфальт.

— Смотри на меня! Слышишь?! Смотри! И регенерируй, блять, запускай регенерацию!

На седьмой раз отодрав все-таки его ладони и задрав футболку, положил ладони на рану, надавил, едва не запустив руки внутрь, поймал его глаза своими и зашептал, как в горячке:

— Сила живая, животворная, Береза-дерево… Защиты прошу, силы и жизни. Защити мать-дерево, сохрани жизнь…

И так раз за разом, по кругу. Я запомнил лишь жар по всему телу, как задыхался, как болело горло, как сорвался голос. Я запомнил, что плакал. Плакал от бессилия и желания помочь. Я запомнил, как желтые глаза переплавились в серые за мгновение до того, как отключился.

Пришел в себя в камере, когда какой-то бомж снимал с меня второй кроссовок. Отпихнув его, я сел, развязал шнурок, стащил обувь и швырнул в угол. Бомж засеменил следом. Уж лучше так, чем в одном. Появившийся через пару минут коп удивленно посмотрел на бомжа в обновках и меня, выглядевшего так, словно я не босиком на цементном полу, а в тапочках на ковре. Открыл рот, чтобы что-то сказать, но я покачал головой: не стоит. Коп хмыкнул, позвенел ключами и открыл дверь.

— За тобой пришли.

Я кивнул, благодаря, и поплелся следом. У регистратуры ждал Картер. Он улыбнулся мне чуть нервно, а потом заметил отсутствие обуви, вопросительно-возмущенно уставился на моего провожатого, словно это он меня разул. Тот только пожал плечами, мол, я не я и корова не моя.

— Ник…

— Что с мальчишкой? – голос к концу сорвался в сип – все-таки я его посадил.

— В порядке… он в порядке. Только поэтому тебя и отпустили.

— Его родители передавали тебе привет и благодарность, парниша, - отреагировал коп неожиданным фальцетом.

Картер шагнул вперед, сжал меня в коротком объятии и сразу же отступил, неловко одергивая пиджак. Я откашлялся, переступил с ноги на ногу, опустил взгляд на свои руки, рассматривая засохшую на них кровь. Такое чувство, будто я в перчатках… Картер откашлялся, кивнул копу и, приобняв меня за плечи, повел за собой, на улицу. Только в машине он позволил себе заговорить о том, что обдумывал сказать уже давно. Он рассказал мне о себе, о Вивьен и ее матери, о том, во что превратилась некогда сильная стая. Я слушал внимательно, отреагировав только тогда, когда речь зашла обо мне, о том, что Картер хотел бы устроить меня в полицейскую академию, о том, что у него есть хорошие знакомые, и о том, что он попросту не позволит мне загубить свою жизнь…

— А как же Ноэ? Я не брошу его.

— Я об этом и не говорил. Пиши письма, шли подарки, и учись. Как только встанешь на ноги – отправлю малыша к тебе, «папочка».

— Но…

— Вот и приехали.

Картер плавно затормозил у самого крыльца, где передал меня с рук на руки Аарону, который, ни секунды не сомневаясь, перекинул меня через плечо и потащил в дом. Ну не ждать же меня с тапочками в зубах!

Затащив меня в оборудованную на первом этаже ванную, он ссадил меня на стиральную машинку, сразу же стащил испачканные свою и мою футболки. Схватил с вешалки маленькое махровое полотенце и намочил его под струей горячей воды.

— Как тебе предложение Картера? – спросил он, принявшись оттирать кровь с моих рук. – Он же рассказал тебе про академию, да? И не беспокойся – дома только Остин сейчас. Остальные пошли заливать стресс, - он презрительно хмыкнул.

— А ты-то об этом откуда узнал? – удивился я. – Ты же не мог слышать наш разговор.

— Нет ничего проще: я тоже собираюсь туда поступить. Не век же мне драками зарабатывать.

— Но… ты старше меня. Я думал…

— Что я уже учусь? – Аарон опустился на колени и принялся оттирать грязь с моих ног. – Брось, парень, я лентяй и тунеядец. Мне было проще провести три года на арене, чем шесть лет в академии.

— А сейчас-то что изменилось?

— Сейчас? – оборотень поднял голову, посмотрел на меня. – Сейчас со мной поедешь ты.

Мы так и замерли, глядя друг другу в глаза. Он как-то неосознанно поглаживал мою стопу, и что-то наверное отразилось на моем лице, потому что его глаза потемнели из-за расширившихся зрачков, ноздри затрепетали так словно он принюхивался. Повисшее напряжение ощущалось густой патокой…

«— Ты же понимаешь, что теперь с нами до конца? Со мной?
— Знаю. Я сам тебя выбрал.
— О да, тут ты попал… Даже невесту свою придется со мной знакомить.
— Невесту?
— Что, жениха?»


Голос Эйджа, очередное воспоминание о нем подействовало всяко лучше ледяного душа. Я моргнул – и наваждение рассеялось, Аарон отстранился, бросил полотенце в мойку.

— Все, дальше сам.

Я кивнул, не слишком доверяя своему голосу, но Аарон этого не видел – он уже вышел из ванной.

И все-таки на всякий случай сегодня я лег не рядом с Ноэ, а в спальне наверху.

Аарон не пришел.

Зато пришла Остин.

Она смотрела на меня своими золотыми глазами с благодарностью и просила не судить за то, что заглушает горечь от отголосков очередной измены Вивьен в моих руках.

Наутро, пока Ноэ спал, а Вив с парнями еще не вернулась, я с помощью Остин собрал свои вещи в новенький рюкзак, туда же запихнул документы, сделанные Картером, и мы с Аароном сели в такси.

Хлопнула дверь – Ноэ все-таки проснулся. Он сбежал по ступенькам, перепрыгивая через одну, и наспех собранный рюкзачок со Скуби тащился следом по земле. Остин перехватила его почти у дверей машины.

— Ник! Не бросай меня, Ник! Я буду хорошим! Правда! Возьми меня с собой! Ник! Ник!

Я готов был уже выпрыгнуть из машины на ходу, но Аарон успел меня поймать, сжал в объятиях. Я уткнулся ему в плечо и, захлебываясь слезами, горячечно шептал: «Я вернусь… вернусь»…
* * *


В учебу я кинулся как в омут: грыз гранит науки с упорством одержимого, не позволяя себе ни отвлекаться на посторонние мысли, ни отрываться на всевозможных вечеринках, тайком устраиваемых кадетами, ни обращать внимания на что-либо кроме учебников вообще в принципе, раз в две недели выдергивая себя из «запарки» будильником для того, чтобы написать Ноэ очередное письмо. Он уже должен был ходить в школу – Картер обещал мне…

Как много из жизни упустил я осознал только тогда, когда в очередной из посвящённых юриспруденции вечеров Аарон, плюхнувшись всем весом на мою кровать, сообщил что женится. Это сообщение повергло меня в некоторый ступор. Пару раз ошалело моргнув, я смог лишь выдавить:

— Нашел пару?

— Нет! – Аарон посмотрел на меня, как на сумасшедшего. – Вообще-то найти пару довольно сложно, на это способны всего процентов сорок из всего количества оборотней. И явно будет благословением небес, если ей окажется другой оборотень. Люди попросту не разделят связи! Вивьен, например, оказавшись в такой ситуации (Да, Остин была человеком) попросту не заморачивалась: обратила и все. Хотя, я, если честно, не поверил бы в их «парность» если бы не был бетой Вив. Так что нет, моя избранница всего-навсего приятная во всех отношениях девушка. А какая она в постели, ммммм… - он мечтательно закатил глаза, переворачиваясь на спину. – Пантера!

Я заинтересованно посмотрел на него.

На следующий день, после занятий, Аарон познакомил меня с Марин Морелл.

Она была потрясающей. Грациозная экзотическая кошка с психологическим образованием и толпами пьяных чертей в темных глазах.

Марин смерила меня долгим изучающим взглядом и протянула руку. Неизвестно по каким причинам, но я решил ограничиться рукопожатием вместо того, чтобы, заигрывая, чмокнуть запястье. И стоило нашим ладоням соприкоснуться, как я почувствовал проскочившую искру. Нет, не так. ИСКРУ.

Я впервые в жизни почувствовал другого неинициированного советника. Сильного, гораздо сильнее меня.

Марин тоже выглядела слегка удивленной, но, впрочем, быстро справилась с собой, в отличие от меня. Мой же огорошенный вид Аарон воспринял как одобрение его невесты – и умчался за мороженым. Стоило ему скрыться за стеклянной дверью магазина, как я сдавленным шепотом поинтересовался:

— Он в курсе?

Морелл недовольно поджала губы, отрицательно покачала головой. Я тяжело опустился на близстоящую скамейку, устало потер ладонями лицо. Майский ветер качнул ветви деревьев, обрушив на нас водопад лепестков яблонь. Пара розовато-белых сердечек запутались в ее смоляных волосах. Я вспомнил вечно уставшего Картера, дрожащую под моими руками Остин… и понял – не хочу, чтобы Марин стала частью этого.

— Я надеюсь, ты не скажешь ему? Возможно, я найду и свою стаю.

— Нет, - я покачал головой. – Нет. У них есть советник. Даже два, с буквальной стороны вопроса.

Марин заправила локон за ухо, села рядом. Браслет черной кожи сверкнул на солнце единственным аметистом, почти сразу же скрывшись под манжетой рубиновой блузки.

— И что теперь? Как мне… черт…

— Ты его не любишь? – я едва ли не подпрыгнул.

В этот раз Морелл удивилась сильнее.

— Всего-навсего взаимовыгодный союз. Он, видишь ли, тоже не мое имя ночами повторяет.

И посмотрела на меня. Ехидно так. Я залился краской. А в следующее мгновение мы уже хихикали над сложившейся ситуацией. Вообще-то я должен был познакомиться с невестой лучшего друга и одобрить ее, а получилось, что я нашел лучшую подругу… и не одобрил ее жениха.

Через месяц я спровоцировал Аарона на довольно жесткий поцелуй и позволил Марин нас застукать.

И в тот же вечер узнал, что Ноэ сбежал от Вивьен еще в феврале. В тот вечер, когда Остин потеряла золото глаз, убив Картера.

@темы: before we meet, Ник Роан, фанфики

URL
Комментарии
2014-11-03 в 04:07 

Noel_Savel
эти небеса для Падших, а мы уйдем под землю (с) Ноэ
Я не знаю, почему текст тебе так не понравился, как по мне, он просто шикарнейший. Я словно фильм смотрел. Так отчетливо сцены перед глазами мелькали. Ты прекрасно справился с этой главой, но концовка немножко смазалась, когда уже ты с Марин познакомился. И когда Ник уезжал, я чуть самолично не разревелся. Ведь столько времени Ноэ молчал, а тут голос порезаться. Мне вообще интересна жизнь Ноэ в тот период, когда Ника не было рядом, ведь не просто так он сбежал. И как Ник оказался в Бейкон Холлсе, откуда он познакомился с Дейл. И почему не стал искать "сына"? Эх, у меня теперь куча вопросов)))) и сын хочет на них ответы))) как видишь, тебе придется на них отвечать")))) потому что я любопытный нос ;)
И поздравляю тебя с окончанием данного рассказа))) ты долго его писал, нервничал сам, заставлял нервничать сына, но ты его дописал)))

2014-11-03 в 13:55 

Ник_Роан
Noel, Уф... гора с плеч)))
Вообще-то как минимум про Ноэ ты сам должен думать. Я ж не напишу про тебя))) А встреча с Джейл... Ну что, отправили работать, нашел дом, она - соседка... Что неясного-то?

URL
   

The_Den_of_Red_Pack

главная