Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:33 

Before we meet...(p3)

Ник_Роан



— Райдер? – Эмили непонимающе хмурится.

Она уже помогла мне с татуировкой, более того: обработала ожог, и теперь мы перебрались с кухни, где запах горелой плоти все еще чувствовался, несмотря на открытые окна. Я понял это по тому, как моя Луна морщила аккуратный носик: ей явно не нравился ни запах, ни вид открытой раны на моей спине – ровный немного кровоточащий кружок. Мы расположились в своей спальне. Я лежал на животе, рассматривая переплетение волокон на наволочке, а Эмили сидела рядом, подобрав ноги под себя, и старалась смотреть куда угодно, но только не на меня. Правда, сейчас она все таки не выдержала, и я чуть повернул голову, чтобы встретить ее удивленный взгляд.

— Райдер. Позволь, я продолжу. Ты все поймешь.

Эмили кивнула, снова повернулась к окну, а я продолжил рассказ.

* * *

Наши с Эйджем совместные ланчи как-то на удивление быстро перекочевали в разряд дружеских посиделок, причем мы перестали ограничиваться обеденным временем: встречались в библиотеке во время перемен, сидели на стадионе, пока не прибегал Кэм, вопя, что отец уже устал меня ждать. Нам было легко вместе: мы обсуждали книги, школу, учителей и человеческое поведение. Почти никогда не говорили о личном, но я все же узнал, что он приехал в Диллинхем со своей матерью, тетей и младшим братом. Кстати, про брата он обмолвился, когда увидел Кэма:

— Я думал, что это только мне достался братец с пропеллером…

Я тогда непонимающе уставился на него, но особых разъяснений так и не получил. Лишь потом, глядя, как Кэм все не может спокойно усесться на своем месте, подумал, что его брат, наверное, тоже такой энергичный.

Отец был очень недоволен моей задержкой, но кроме хмурого взгляда мне ничего не досталось. Не знаю, наверное, я был рад, но повисшая в машине тишина все-таки несколько портила ощущение. Кэм тоже старался помалкивать: не хотел стать тем самым толчком, что позволит высвободиться отцовскому гневу. Брат только незаметно взял меня за руку, ища хоть какой-то поддержки. Я скосил на него глаза, мимолетно улыбнулся и сжал ладошку в ответ.

На подъезде к дому Урсулы Кэм вытянулся на своем месте, стараясь рассмотреть машину, что стояла у въезда. Черный Форд Фьюжн альфы Смита всегда вызывал во мне странное чувство опасения и холода, словно сам Сатана поднялся из ледяных подвалов преисподней. Отец, вместо того, чтобы высадить меня и смыться, как он обычно поступал в таких случаях, почему-то вышел из машины вслед за мной, жестом приказав Кэму остаться в машине. Я уже подходил к крыльцу, когда открылась дверь и на улицу вышел альфа в сопровождении Урсулы и молодой женщины, которую я прежде не встречал. Смит покровительственно улыбнулся моему отцу, перевел взгляд на меня.

— Здравствуй, Ник.

— Добрый день, сэр, - невольно опустил глаза, стараясь не сталкиваться с его подобным айсбергу взглядом.

— Урсула сказала, что ты делаешь успехи. Как дела в школе?

— Хорошо. Я стараюсь, сэр, - Велес его побери, он мной больше отца интересовался.

— Ты молодец, - Смит коротко улыбнулся и сразу же чуть нахмурился. – Трискелион так и не появился?

Я коротко мотнул головой, но этого оказалось недостаточно: альфа жестом приказал мне раздеться. Стянув куртку, я бросил ее на снег, туда же отправилась легкая кофта, майка, ботинки и джинсы. Босые ноги ошпарило холодом, но я не позволил себе даже поморщиться. Раскинув руки в стороны, я не спеша крутанулся, позволив осмотреть себя со всех сторон. Смит досадливо цыкнул, но тут уже мне на помощь пришла Урсула.

— Ты бы не переживал так. Мой трискелион появился, когда отец был у порога смерти. Я, как видишь, еще полна сил, так что не торопи мальчишку.

Шаманка кивнула мне на дверь, сова нервно взмахнула крыльями, когда вплетенные в косы Урсулы кости коснулись ее перьев. Спутница Смита брезгливо поморщилась при взгляде на птицу, но ничего не сказала: видимо, Урсула уже разъяснила ей, что Хоган все равно никуда не денется. Девушка просто повернулась к альфе, который уже обсуждал с отцом, как прошло последнее полнолуние у Кэма. Я же подхватил свои вещи и прошмыгнул в дом.

— Дети-оборотни такие неспокойные… - донеслась до меня фраза незнакомки.

* * *


Меня заинтриговала эта незнакомка, я не мог отпустить мысли о ней весь вечер, но по виду Урсулы было ясно: с вопросами лезть не стоило. Даже Хоган не выдержал подобного напряжения, и свалил ночевать в мою комнату. Как ни странно, его хозяйка не сказала ни слова против. Молчание царило и на следующее утро, даже во время закаливания мы ни звука не издали. Собравшись в рекордные сроки, я выскочил из дома, решив дождаться отца на улице. Тот был несколько удивлен, даже пытался выяснить причины, но я лишь пожал плечами: «Урсула»…

Кое-как отсидев литературу и химию, со всех ног рванул в столовую, где сейчас, скорее всего, должен быть Эйдж – я ощущал едва ли не физическую необходимость в слушателе. Я так разогнался, что не замечал никого и ничего вокруг, и, как это обычно бывает, влетел в «стену». «Стена» явно обрадовалась моему появлению, судя по раздавшемуся над головой «О!», произнесенному смутно знакомым голосом. В следующий момент меня хорошенько приложили о стену, а в поле зрения появилось лицо Смита-младшего, единственного сына альфы. Как же его звали? Джейкоб? Джастин?

— Слушай сюда, мелкий выродок, говорю только один раз: не лезь к новенькому. Еще раз я тебя с ним увижу – надеру задницу, понял?

— Это хорошо, что ты один раз говоришь, по крайней мере мне эту чушь больше слушать не придется, - прошипел практически ему в лицо. – А теперь ты… Запомни: я не выродок, я – шаман!

И сдавил прямо перед его носом привязанный к правому запястью тряпичный мешочек с черными ягодами воронца, ну, или , как его еще называют, медвежьей травы. Смит отскочил от меня, оглушенный запахом, замотал головой. Я отлип от стены, пошел на него, заставляя отступать все дальше.

— Никогда, слышишь, никогда! Не! Лезь! С приказами! К шаману!

Джордж (о, я вспомнил его имя!) заскулил едва ли не жалобно, втянул голову в плечи, и наконец, начал выглядеть на свой возраст – ему было от силы лет тринадцать, хоть и казался спортсменом-старшеклассником.

Удовлетворенно хмыкнув, я направился прочь от него, и уже почти дошел до столовой, когда на меня вылетел Эйдж. Он как-то судорожно осмотрел меня, пробежался ладонями по предплечьям, повернул то тем то другим боком, не прекращая едав ли не рычать, что эти дуболомы могли меня помять. Оказавшись, наконец, с ним лицом к лицу и поймав его взгляд, я на мгновение ошеломленно застыл, но быстро взял себя в руки и впечатал свою измазанную густым соком ладонь ему в грудь.

— Ой, чувак, прости, я тебя испачкал! Пошли-пошли, помогу отмыть пятно!

О’Нил издал какой-то сдавленный звук, напомнивший мне хрюканье, но покорно поддался моему напору, особенно, когда я обнял его за плечи все той же испачканной ладонью, грозя извазюкать еще и кремовый свитер.

Втолкнув его в ближайший мужской туалет, галопом проскакал по кабинкам, убеждаясь, что они пусты. Эйдж, в это время, довольно нагло выпнул какого-то ботаника, что зашел следом за нами, закрыл дверь. Убедившись, что мы одни, я, наконец, повернулся.

— Так ты оборотень.

О’Нил открыл, было, рот, чтобы оправдаться или возмутиться, не знаю, но я подавил в зародыше все его попытки.

— Да ты так глазами сверкал, что завтра вся школа будет обсуждать дивный цвет твоих линз, придурок!

Эйдж сразу как-то стушевался, вспыхнул от стыда, но глаз не отвел. Я запустил руку в волосы и сразу же ругнулся сквозь зубы: теперь и волосы в этом! Метнулся к умывальнику, до упора открыл кран с горячей водой – вынужденная мера для того, чтобы вода стала хотя бы комнатной температуры – сунул голову под струю. Через пару минут ощутил руки Эйджа, который решил помочь мне отмыться. Прикрыв глаза, заставил себя немного расслабиться, пробормотал:

— Ты оборотень.

— Альфа маленькой волчьей семьи. Только моя тетя человек, я боюсь, что она не выдержит укуса. Это все меняет, да?

— Что? – я резко дернулся, ударился затылком о кран, отскочил в сторону, разбрызгивая воду, присел на корточки, обхватив голову и зажмурившись от боли. – М-м-м…

Эйдж мгновенно оказался рядом, запустил руку мне в волосы, и постепенно боль начала уходить.

— Волчьи бонусы? – поинтересовался я, глядя на расписавшие его предплечья черные змейки. – Полезно.

— У медведей другие? – поинтересовался он.

— Интуиция зашкаливает до уровня ясновидения. При нужном настрое могут заглядывать где-то на сутки вперед.

— Так ты в их стае?

— Нет. Ну, пока еще нет. Я не медведь, чтобы быть в стае по умолчанию, так что все еще может измениться. Я – шаман. Будущий.

— О. И как у вас это… происходит? Пристаивание?

— «Пристаивание»?

Эйдж пожал плечами, широко улыбнулся. Я только и смог, что беспомощно покачать головой да возвести глаза к потолку, жалуясь на издевательства над языком.

— На моем теле должен появиться знак стаи.

— Трискелион?

—Да. Что-то напоминающее цветок из медвежьих когтей. А у тебя какой?

Эйдж поднял футболку, демонстрируя три переплетенных между собой квадрата на его ребрах, прямо под сердцем.

@темы: before we meet, фанфики, Ник Роан

URL
Комментарии
2014-02-11 в 14:10 

Noel_Savel
эти небеса для Падших, а мы уйдем под землю (с) Ноэ
Чеееерт, как же это круто)))) и кого-то мне Эйдж напоминает)))

   

The_Den_of_Red_Pack

главная